23:39 

Lolko Sotony
Будь Маша девочкой из обеспеченной семьи, она бы одевалась лучше и не была бы такой закомплексованной в общении с противоположным полом.
Мама с ранних лет внушала ей, что Мэрилин Монро можно быть и в дешевом ситцевом платье, что шапка из искусственного песца ей очень идет, и искусственный мех на ней, на Маше, смотрится гораздо лучше, чем если бы это была шапка из настоящего, живого песца. И Маша делала вид, что верила, врала сама себе, что это действительно лучше, пока однажды мальчишка из класса, потрогав шапку не сказал, что это какое-то дерьмо, и что это дешевка и вообще похоже на то, как если бы концы меха опалили над костром. Маше было очень обидно. Придя домой, она рассказала все маме.
Мама вынесла свой «вердикт»: «Он ничего не понимает». Маше стало немного легче.
Следующая неприятность не заставила себя ждать, на носу было 23 февраля, а сапоги у Маши совсем прохудились. Ждать окончания зимы предстояло еще месяц. Обуть туфли, которые мама купила ей на 1 сентября – нет. Маша ненавидела эти туфли, сама не зная почему. Хотя, нет! Она прекрасно знала, почему она так противится носить эти туфли – Маша казалась себе в них еще более ущербным ребенком, чем чувствовала себя на самом деле. Но отказаться выступать – значило подвести класс. Весь номер Маша думала о своих несчастных сапожках, которые не выдержали третью зиму и порвались. Мама покупала их ей в 5 классе. Сапожки и ботинки. Последние стали малы раньше, чем пришли в негодность.
С горем пополам, песня про «100 дней» закончилась и раскрасневшаяся девочка спустилась со сцены со своими одноклассницами.
Это началось с самого раннего детства, когда ребенок уже начинает вести общественную жизнь – дружить с малышами из его двора. Маша, поначалу ничем не отличалась от своих сверстников, бегала, играла в песочнице, вытаскивала мамины туфли из дома. Она шалила как и все дети. Все началось с того момента, как ее прогнал с качелей и довольно грубо отец одной девочки. Маша не понимала, чем она это заслужила. Нет, она не пошла жаловаться на плохого дядю. Наверное, она до конца не понимала, чем она это заслужила, хотя вернее сказать – она совсем не понимала. Но поругавшись однажды с дворовыми ребятами (сейчас уже и не вспомнить, кто был виноват), она забежала домой с мыслями, что сейчас кто-то выйдет и заступится за нее, но ничего такого не последовало. Дома ее отругали. Больше Маша никогда не жаловалась. Она просто пережидала дома непогоду в отношениях с ее соседями. Пару раз ее ловили, чтобы она не убежала домой и тогда она плакала от страха и того, что ее некому защитить, а свора, окружавшая ее только глумилась.
Маша хотела завести большую собаку, чтобы она всегда была рядом с ней, чтобы всегда можно было с ней играть, чтобы никто не смог подойти и даже пальцем тронуть. Все это были лишь мечты. Мама Маши категорически отказывалась от идеи завести собаку, ссылаясь на то, что это очень затратно.
Любимую куклу Маши звали Катя. Когда Маше было 4 года, они с мамой гуляли и подошли к витрине газетного ларька. В витрине сидела рыжеволосая красавица с голубыми глазами. Мама купила Маше куклу (девочка тут же решила назвать свой подарок Катей. Катя проживет в ее доме 10 лет), а себе 2 губных помады – ярко-розовую и кроваво-бордовую – это ей отчетливо запомнилось. Маша была счастлива. Наверное, ни один подарок ни до ни после не смог повторить такого. Маша спала с Катей с обнимку, шила на нее платья, рассказывала ей свои детские секреты. Катя была ее лучшим другом.
Видимо, это повлияло на девочку. Всю свою жизнь, сознательную и бессознательную она придумывала себе друзей и идеальную семью, она жила в мире грез, потому что тот мир, который ее в действительности окружал – доводил до отчаяния и в нем не хотелось жить.

URL
   

loneli dreamer

главная